Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
00:55 

Поговорим о вечности

ветер, а где же шляпа?
Знакомство с дневником начинают с парада и музыки, с чистого блокнота, новой ручки, со свежей мысли... Обычно так и начинают. Быстро и решительно.
Вот уже десяток другой лет со мной это не получается. Блокноты теряются, ручки исчезают, свежесть ощущения стирается - и запоминать и записывать его уже не хочется.
Поэтому я начну с левой ноги, вернее с правой. Нет, всё-таки с левой. Важна непоследовательность. Вдруг я обману дурацкую последовательность десятка лет. И у меня появится дневник.




Это мой старый ботинок. Над пропастью - очень грозно. Над... Нет, ему совсем не страшно, он даже не напуган словно им мирно покачивают сидючи в кресле дома, а не на горе Верблюд. Наивысшая точка которой, между прочим, 326 метров. Конечно, есть горы куда покруче, повыше.
Но мой ботинок не так высоко забрался, даже не на 326 метров... Он свешивается с "выступающей части скалы, похожей на голову верблюда, в народе получившей название "балда"(с сайта-путеводителя). Ботинок с "балды", нет уж, пускай над балдой. И высота всего 120 метров.

Может, ботинку не страшно поэтому? Или он совсем бесстрашный? Этого я никогда не узнаю, его выбросили, вернувшись после очередного похода. Его смелость и выносливость оказались ранимыми.
Но зато страшно мне. Как говорят в путеводителе, из-за сильных ветров. Но я что-то не помню, чтобы почувствовала ветер, было жарко, даже очень душно. И ветру я бы обрадовалась. Как товарищу. И запомнила бы присутствие ветра. Мне не очень повезло, мне попался безветренный день.
И меня напугало что-то другое. Когда я отвернулась от Волги в сторону междугорья, меня покачнуло и стало темно в глазах. Но не от ветра и высоты.
Меня качнуло в сторону вечности. Вечность решила чуть-чуть развлечься. И показать каково это -в вечности.
Приятно и щекотно, чуть пощипывается и покруживается от неожиданности.
Нужно опереться руками на воздух и задержать дыхание, на секунду, чтобы запомнить ощущение. Вечности.
Потому что через секунду она уйдет.

А как это - быть в вечности?

@музыка: горная тишина

@настроение: для путников

17:01 

lock Доступ к записи ограничен

ветер, а где же шляпа?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:02 

Я люблю быть безумным человеком

ветер, а где же шляпа?
И вот я снова с Вами, друзья. Тучи все-таки временное явление. И они превращаются в облака и рассеиваются.
И уходят, когда есть друзья и тепло.

Удар первый. Чудо возвращает потерянный мир.
Однажды лет десять-двенадцать назад я ехала в трамвае зимой. Было промозгло и холодно. Садилась я на конечной - Хлебной площади. Кто не знает - это край города, там, где раньше начиналась Самара. Сейчас её называют Старым городом. Там старые полуразрушенные дома мешаются с новыми застройками. А оставшиеся стоят и смотрят на тебя провалившимися глазами. Воздух там чуть с чернинкой и как-то нездорово прозрачен. Жители тоже подслеповаты и потерты. А главное - что-то значительное всегда уварачивается, и трудно уловить. Там элеватор и мост. Все магические легенды и истории ведут в эту часть города.
В трамвай, холодный, остуженный морозом, набитый донельзя народом, через пару остановок забежала болонка. Не знаю, как она протиснулась - до середины вагона, где стояла я. От холода её колотило, шерстка была не густая. выдранная и всклокоченная. И в вагоне она решила погреться с людьми - с ними теплее. На улице -30. Она прижималась к ногам стоящих. И не смотрела в глаза. опустила мордочку в пол.
Вдруг раздался зычный и грубый крик: вон, отсюда, скотина. Кто запустил собаку? - И резким пинком обладатель соловьиной нежности вышиб болонку из вагона.
Мое настроение в тот год было, мягко сказать, аппокалипсическим. Открывались Цветаева, Маяковский и т.д. Переживались все терзания мира большого и собственный мир терпел катастрофу за катастрофой. Назревал юный Бродский с вызовом обиженной вечности и Маяковский с лезвием душ. Но не в стихах. А так, в душе.
После того крика настроение моё перекатилось ниже градусом. Зазвучали нотки тогда неизвестного мне Кафки и Сартра (это если пытаться определить шкалу эмоции).
И даже не знаю кого.
Повесив взгляд в тот же пол, как балонка, я продолжала ехать в трамвае. Мир смотрел на меня чудовищем, и глаза его были черными и мерцали глухотой.
Трамвай пустел, то снова заполнялся. Тот голос давно сошел на своей остановки, думаю, не забыв пихнуть пару-тройку ног.
С той остановки, когда выкинули болонку, мы проехали полгорода, минут так 30.
Вдруг я обратила внимание на странное шевеление внизу. Ког-то пропускали вперед. Кто-то вошел маленький и незаметный. Но очень важный.
Это была болонка.Спустя 30 минут по городу на трамвае и час как минимум пешком с того места, как она исчезла. Она также чуть искоса смотрела в глаза. И смотрела как-то прямо перед собой, не поднимая головы вверх. А человек - существо гордое, он не наклониться рассмотреть то, что ниже его.
Не знаю, что со мной произошло. Но у меня из головы вылетели обреченность, чудовище мира превратилось в серую фигуру, которая не внушает страха и обычно наказано в углу. А в центре мира зажегся огонек, теплый и мерцающий, обещающий много и говорящий о терпимости ожидания чуда. Оно само придет, нужно только ждать и верить. И снова не станет чудовища и будут искры тепла. И этот огонек мне принесло то крохотное замерзшее существо, с грязной шерсткой, худыми боками, униженная, побитая, но с теплыми лучащимися глазами. Я знаю это.
Я молчала об этом много лет. И теперь, спустя 10 лет, я нашла слова рассказать о тебе и говорю тебе: спасибо, за огонек. Я приняла теплоту и согрелась.


Ольга Седакова:
КОНЬ

Едет путник по темной дороге,
не торопится, едет и едет.

– Спрашивай, конь, меня что хочешь,
всё спроси – я всё тебе отвечу.
Люди меня слушать не будут,
Бог и без рассказов знает.

Странное, странное дело,
почему огонь горит на свете,
почему мы полночи боимся
и бывает ли кто счастливым?

Я скажу, а ты не поверишь,
как люблю я ночь и дорогу,
как люблю я, что меня прогнали
и что завтра опять прогонят.

Подойди, милосердное время,
выпей моей юности похмелье,
вытяни молодости жало
из недавней горячей ранки –
и я буду умней, чем другие!

Конь не говорит, а отвечает,
тянется долгая дорога.
И никто не бывает счастливым.
Но несчастных тоже немного.



23:01 

ПЕСЕНКА ДУЭЛЯНТОВ, посвящается LizeSirius

ветер, а где же шляпа?
По воле скуки так случилось
Иль это нрав у нас таков
Зачем троим скажи на милость
Такая прожорливость врагов
Но и на хвост не стоит дуться
У врагов такая месть
Что только свистни
Они вернутся
Была бы мысль была бы мысль
Не вешай хвост гардемарины
Дурна ли мысль иль хороша
Едины лапы и рука
Едины лапы и рука едины
Друзья и
Замыслы неистощимы
В делах идей как будто мирных
Стезя дуэлянтов такова:
за мирный смех при нелюдимых -
Не рука а голова
Но грязи плеск и всхлип картечи
И тьмы острожной тишина
За долгий смех короткой встречи
Ах это право не цена
Не вешать хвост гардемарины
Дурна ли мысль иль хороша
Едины лапы и рука
Едины лапы и рука едины
Друзья и
Замыслы неистощимы
Не вешать хвост гардемарины
Дурна ли мысль иль хороша
Едины лапы и рука
едины лапы и рука едины
Друзья и
Замыслы неистощимы

@музыка: канопские песенки

@настроение: не трогать мне радость

12:05 

о жизни вечной

ветер, а где же шляпа?
Еще двое суток в Сети, и я, посмотрев на свои глаза в зеркале, поверю, что у меня есть крестражи, и не один. :depress: :ill: :hot: :small:

23:30 

ни о чём существенном

ветер, а где же шляпа?
Пустынно. Пойду почитаю Кортасара.
Но он читается только осенью. Может, скоро осень, с желтыми листьями и тихими дождями?
Хотелось бы. Не люблю жару.
И потом так хочется почитать Кортасара. А для этого нужна осень.

А может, я хочу просто в Студеный, с теплым дождем, тишиной, птицами, со скользкими тропками, капающими ветками. Лежать на полянке и смотреть в небо.
Скорее суббота. Может, повёзет?

@музыка: шорох листьев

@настроение: бродить по тропинкам

21:45 

о творчестве и жаре

ветер, а где же шляпа?
Люди домой не возвращаются, они растекаются лужами на асфальте.
Появляются глазастые лужи.:ghost: Неудобно ступать по земле.

Начинаю понимать образы Сальвадора Дали - они слеплены из жуткой жары.

Вывод: прохлада спасет расползающийся мир. А где наша газировка?

20:54 

lock Доступ к записи ограничен

ветер, а где же шляпа?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:20 

lock Доступ к записи ограничен

ветер, а где же шляпа?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:07 

Словарь запрещенных фамилий

ветер, а где же шляпа?
На работе сказали, что я выбрала тему диссертации не на ту тему, на серьезную и обстоятельную.
Когда прямо под ногами есть тема - пальчики оближешь и сама просится в руки.
Я подумала: а зачем сразу диссертацию писать, можно остановиться на Словарике запрещенных фамилий
Открываю здесь свой Словарик

первые две фамилии в копилку

Наибян А.
Эбануидзе

Друзья, поделитесь своими находками - буду рада.

14:34 

LizaSirius в копилку про аццкий сотона

ветер, а где же шляпа?
Вышло в газете у нас благодаря творчеству редактора и невнимательности остальных слово взятничество - а нужно взяточничество. Читатели быстро среагировали трелью звонков. Сначала редактор объяснял, что в газете сплошные Маяковские и словотворчество им как воздух необходимо, поэтому появляются такие слова. Народ не верил, просил показать паспорт.
И редактору пришла идея:
- У нас в номере было столько рекламы, что не хватило десятка знаков, чтобы все уместить. Вот и пришлось сократить слово...

00:25 

тишина во дворе. карта детства

ветер, а где же шляпа?
Вчера, возвращаясь с работы, пошла не обычной дорогой к подъезду дома, а дворами, там где прошло моё детство. Центр детства - дом, маленький сад с ранетками (охота за которыми начиналась в июле и заканчивалась глубоким августом), рядом с подъездом "рощица" вишен, в середине которой стол и скамейки - там разрабатывались планы, рисовались карты и проводились совещания в дождь. Отходя от "сердца" детства на север два шага - безводный бассейн (очищали от кирпичей каждый июнь и дрались с соседними дворами, бросавшими в бассейн кирпичи) и парк со стройными и редкими рядами деревьев, где в зарослях травы можно было спрятаться, играя в казаки или прятки. Чуть дальше - Дом молодежи (гостиница), а за ним Запретная дорога - там начиналась Взрослая жизнь. Восток и запад были исследованы менее - чужие дома, чужие дворы. Иногда в игру нашего Двора включались Гости. Приходящие и становившиеся друзьями Двора. Или неожиданно и робко исчезающие - так, что присутствие Гостя в игре можно было обнаружить только в памяти спустя несколько лет по призрачному имени, срывающемуся с губ и замершему в воздухе - кто я? чье я?. На юге, За домом (так назывались в детской географии эти места), - сначала сад с ранетками, небольшой пустырь, через который дома с друзьями и снова дорога. А через дорогу - поселок. Дорога - другая граница детства. За дорогу ходить было нельзя, так же как в чужие дворы. И когда границы зверско нарушались, мы себя чувствовали преступниками данного обещания. И запретная территория становилась клеткой, из которой хотелось быть быстро выброшенным на волю, к себе, чтобы можно было свободно вздохнуть и перевести дыхание.
Сейчас я на юге, на месте бывшего пустыря. Там, где были "лесные" тропки в гуще кустарника, среди разбросанных стекол, блестящих при солнце, синих, белых, оранжевых, зеленых (мы даже их коллекционировали), треугольников из-под молока, консервных банок и булыжников, - там асфальт, вычищенный и гладкий, скамейка с настороженными бабушками, следящими за моими шагами с бутылкой пива и сигаретой, недостроенные качели, словно сами сооружавшие не поверили в их надобность, одинокая песочница...
Куда ушли дети со Двора?
Не летят с балкона пакеты с водой под ноги друзьям и прохожим, никто не брызгается на улице из-за угла, не стреляет на спор из самодельного пистолета (спичная коробка, пара карандашей, жгут и изолента + вишневые косточки) по далеким мишеням, никто заговорчески и боязно не посматривает на подвал, где был обещан у стены закопанный крест, никто не прячется и не несется, чтобы не быть замаянным, никто не прыгает и не падает в выбивалах, никто не колотит мячиком об стенку дома (устанавливалась высота в игре и нужно было подкинуть мячик на нее, а потом, когда мячик возвращался ударившись об стенку, перепрыгнуть. Проигрывал тот, кто не сумел перепрыгнуть), об бордюр (игра: стоишь у одного бордюра и должен попасть точно по бордюру напротив, чтобы мячик отскочил к тебе обратно. Если катиться до тебя - 10 баллов, если отлетает, не коснувшись земли прямо в руки -100 баллов (редко), никто не играет в казаки-разбойники и не пытает пароль, который лучше умереть, но не выдать.
Не видно Поэта со Двора. у него была сверкающая ручка, увесистый блокнот, где он рисовал карты далеких стран и где хранились наброски будущих сочинений. Там были загадочные имена, клятвы верности, тайны путешественников и незнакомые привидения. Он приезжал к бабушке в наш дом, жил в 4 подъезде на 1 этаже, не общался почтой с балкона (нитка, тянущаяся с балкона на балкон, вниз или вверх, + колокольчик и спичная коробка. Если нитка начинала дергаться - значит пришло письмо или просто другу захотелось, чтобы ты вышел на балкон и поболтал с ним. Разноцветные ниточные пути проходили по всему дому, и давно некрашенная "хрущевка" казалась упакованной как подарок), редко выходил поболтать на улице и играл исключительно в казаки-разбойники, изобретая новые пути, имена и пароли. Нам, живущим в 1 подъезде, он казался Поэтом с Тайной.

А какая география детства у вас, друзья?

11:24 

открытие утром

ветер, а где же шляпа?
Что нужно сделать, чтобы мир стал кривым?
- Нужно проснувшись утром, наступить на свои очки.

22:53 

Студёёооный

ветер, а где же шляпа?
А вот и фотографии.

Сначала экзотика в лесу. Единственные товарищи, за кем бегать не пришлось с фотоаппаратом, а потом отдавать фотографию. Они были терпеливы и выдержали кадров 10, даже замирали и улыбались, когда их об этом просили.
Терпения не хватило мне смотреть на них в моем Дневнике, прошу прощения, уважаемые и хвостатые коровы. В следующий раз...как-нибудь.


Шмель попался привереда. он долго выбирал цветок, на котором он хотел запечатлеться, и мы с ним обошли в поисках подходящего цветка всю полянку.


Клевер и неизвестный мне цветок. Фотографии Ruty (Мурыча)


Листочки... из кленовых


Мы видели лису в метрах 3 от нас. Спешила по своим лисьим делам. А она видела нас, тоже в метрах 3. не знаю, как мы выглядели в её глазах, но она смотрелась расплывчатым пятном. И пятно, если всматриваться, обнаруживает глаза, уши, нос, хвост...


Пока Ruta и LizaSirius фотографировали неизвестный белый гриб (большой и очень красивый). К слову, у меня он получился бледным и с удивленным своей неуместностью листочком на шляпке. Я нашла маленький и солнечный...

@музыка: птицы

@настроение: легкое

22:17 

открытия слов

ветер, а где же шляпа?
Как вы думаете слова:

ПОПУГАЙ И ПОПУГАТЬ ОДНОКОРЕННЫЕ?

А КОКОС И КОКОШНИК?

И ЁЖИК - ПЫЖИК - ВЖИК

17:29 

ветер, а где же шляпа?
Сегодня день рождение у Софьи Залмановны Агранович. В этот день у нее собирались друзья, знакомые и ученики. Сегодня они тоже соберутся - дома, по телефону, спишутся по почте. Потому что Соня (так мы её звали про себя) здесь, с нами, и никуда не ушла. Она смотрит и продолжает улыбаться...
А мы смеяться будем
И друг друга не забудем
Это две строчки из подписи на её книге мне на память за 4 дня до...

Она вела у нас фольклор и древнерусскую литературу. Считалось, что если тебе дали номер телефона - значит приняли и вы друзья, и можно прийти в гости. Посидеть, покурить, попить чаю. Мне так номер телефона не дали - и я долго дулась, тихо. И не ходила. Зато однажды услышала грозное: А вы что не приходите, а? И пришла. позже, со своими друзьями. Она не любила трусов и скучных людей. Говорила, что слабых и вот таких (приводила пример) в детстве она не желела. Будила иронией спящие души и заставляла оглянуться вокруг.

С усмешкой рассказывала историю одной своей аспирантки. приехавшей в Москву, где ёё спросили, а вы у кого учились? - У Софьи Залмановны Агранович. Это то же, что Лотман, но в 10 раз хуже. Она любила ищущих и живых людей. Вокруг нее не оставалось людей спокойных, педантично пишущих и так же педантично живущих. Они исчезали, сварачивались в комочек, и рождались люди с искринкой и огнем. Соня была врагом серости. Была злейшим врагом спокойного отношения к литературе, отношения, когда читалось так, ради моды и интереса. У нее все книги делились на две части - те, которые она любила, и те, которые ненавидела. Именно ненавидела - её бы желание она бы их разнесла в клочья, особенно авторов. Этих авторов ненавистных при ней произносить было нельзя. Досталось бы и тебе. Это был Розанов (она его считала кажется плаксой - это единственная причина, которую я нашла, пытаясь объяснить для себя - почему так он ненавистен для Сони. Я же Розанова любила. Плакс и нюнь она терпеть не могла, и думаю при встрече с ними в ход пошла бы клюшка), холодное отношение к Набокову, кажется к Бердяеву. Соня - единственный человек, у которого я уважаю эту нелюбовь к своим любимым авторам. Любила Венечку, по-моему Сорокина. Сейчас к своему ужасу поняла, что не знаю, что она любит. Хотя если бы мне назвали автора - я бы наверно сказала - любимый он или нет.

Сегодня шел дождь, как в том году на кладбище в июле. Там были тихие сосны и тишина вокруг...

Я никогда не была на её день рожденьи. мы боялись, там собирались взрослые (для нас) и важные (любимые) персоны. У нас не хватало смелости туда пойти. И я забыла, когда у неё день рожденье, вернее не знала, знала, что в июне. Сегодня позвонила Ruta, а потом пришла смс от человека, перед которым мы раньше все трое боялись дышать. А теперь общаемся. Мы все вместе, Соня, помним о тебе.

Прошу прощения, что забыла. Я пью за улыбку неба и клятву, данную в тот день, сначала жаркий и невыносимо душный, а потом тихий и дождливый, в июле...




http://lit-terra.by.ru/kafedra/hist...agranovich.html

22:10 

простая жизнь

ветер, а где же шляпа?
Раньше с выпускных мимо моего дома возвращались с гитарой, потом с магнитофонами, а сейчас с музыкой из сотового. Жизнь упростилась. И это печально

07:20 

ветер, а где же шляпа?
у Петрушевской вышла книга "Найди меня" - ни за что, лучше пусть в магазине на полке, на чердаке, в шкафу, в подвале или в засыпанном ящике - но не у меня в руках, чтобы почитать.


4 года спорили с человеком о Татьяне Толстой - хорошо или плохо (мне она абсолютно не нравится). Позавчера мне сказали, что Татьяна Толстая (я спросила А чем нравится?) остроумна. Было неожиданно. Но мы не поругались.
А мне кажется, Татьяна Толстая - это Зощенко, у которого отняли улыбку и талант. Вроде бы смеётся - но не смешно, вроде бы пишет - но не читается. Я бы еще сравнила с Платоновым, и поморщилась бы на Татьяну Толстую.

2 года назад иду по улице, весна, солцне, ветерок, голубое небо, в скверике сидит девушка лет 20, читает. Нежно улыбается. Вся лучится. Мумми-троли думаю я, Набоков или Кортасар - вторая и третья попытки. Подхожу ближе - Татьяна Толстая Кысь. Караул, сказала я.

18:16 

Я ХОЧУ СЕГОДНЯ ТИШИНЫ....

ветер, а где же шляпа?
Сейчас узнала, что сегодня похоронили моего классного руководителя Алексея Михайловича Хохлова. Он ушел в декабре на рыбалку и не вернулся.
Кто он?
Насылающий ветер, учитель географии (но в мире преподавал английский), сердце романа "Школы для дураков".
Он смотрел на звёзды и пел о молочной Луне...
Я не хочу писать, я хочу тишины...

09:46 

Хулио Кортасар Книга Мануэля:

ветер, а где же шляпа?




Роза как символ утверждения жизни вопреки лавине презрения и ужаса - вот то важное, о чем я попытался рассказать. И это утверждение должно быть самым благородным, самым стойким в человеке: жажда эротики и игры, освобождение от всяческих табу, требование достойного совместного существования на земле, свободной от вечно маячащих на горизонте клыков и долларов.
Книга Мануэля, предисловие автора

Книга Vralbика

главная